Долорес Кеннон “Между жизнью и смертью. ЧТО НАС ЖДЁТ ПО ТУ СТОРОНУ ЖИЗНИ.”

Дж.: Хорошо. Мы уже вошли в смотровую комнату, и он показывает мне эти планы, сопровождая показ словами: “Просто сконцентрируйся на том, что хотел бы увидеть, и все нужные образы сами появятся перед тобой”. Вот они, на стенах.
Д.: Там что-то вроде экрана или что?
Дж.: Нет, это не экран. Они просто окружают тебя со всех сторон, а я стою в центре и смотрю на них. Хранитель говорит, что зрелище низшего астрала само по себе может вселить ужас. “Мы молимся за этих низкоастральных существ, как молились бы за тех, кто привязан к Земле. Они не имеют человеческого облика, но тоже связаны с Землей”. Они похожи на… О Господи! (С отвращением.) Какая мерзость!
Д.: Что, что ты видишь?

Дж.: Только что на моих глазах произошло убийство. (С явной неохотой.) А целая толпа духов смотрит на все это и кричит: “Вот это да! Как его раскромсало! Нет, вы только посмотрите на всю эту кровь и кишки!”
Д.: Ты хочешь сказать, что они упиваются зрелищем убийства земного человека?
Дж.: Там двое чернокожих, которые затеяли между собой перестрелку из-за наркотиков. За ними все и наблюдают…
О Господи! Да этих духов здесь тысячи!.. Только послушайте, что они кричат: “Смотри, вот еще один идет! Ну и что дальше? Посмотрите-ка на эту девчонку. Здорово ее насилуют! Давайте, давайте посмотрим”. Короче, они упиваются всей этой жестокостью. Хранитель говорит мне: “Они должны смотреть на все это, чтобы понять, как сами жили. А они именно так и жили, в атмосфере растления и дегенерации”. Эти духи, говорит он, должны многому научиться, наблюдая за подобным зрелищем.
Д.: Ты хочешь сказать, что после смерти они просто остались в этих низких сферах или что?

Дж.: Нет, они не сами остались, а были вынуждены остаться. Они просто не могут подняться выше. Видишь ли, их вибрационный уровень (духовный, разумеется) очень низок. Они перенасыщены плотными вибрациями и потому не могут подняться выше. Все, что им остается, – это наблюдать за физическим миром. И взаимодействовать с ним.
Д.: Это что, некая разновидность ада, в нашем понимании этого слова?
Дж.: Именно так: разновидность ада. Хотя в принципе это и есть самый настоящий ад. Ибо, пока они не научатся реинкарнироваться в более благородной среде и не станут более возвышенными сущностями, они так и будут без конца попадать в одни и те же ситуации, проигрывая их снова и снова. Хранитель говорит, что некоторые из них – это даже и не люди, а бестии. Так и сказал: “Бестии”.
Д.: Мне всегда казалось, что такого места, как ад, в действительности не существует.
Дж.: В религиозном смысле не существует. Но для них это ад. Потому что в земной жизни они злоупотребляли алкоголем и наркотиками или предавались вожделению и низменным желаниям в такой степени, что стали зависимыми от них. Эти желания и после смерти по-прежнему владеют ими, но они не могут их утолить. Поэтому для человека очень важно, еще до того как он уйдет из жизни, избавиться от этих… оттого, что мы называем пороками, потому что они остаются при нем и он переносит их с собой в духовное царство. Хранитель говорит: “Например, у нас здесь множество людей, безумно желающих закурить, но закурить они не могут, потому что здесь нет сигарет. Поэтому они находят курящих земных людей и буквально зависают над ними. И это же касается духов, которые принимали наркотики, или духов, которые убили или хотели убить кого-то и сделали это желание нормой своей жизни. Поэтому они постоянно будут толпиться вокруг убийц и террористов”.

Д.: Ты хочешь сказать. что они всеми способами пытаются вернуть или вновь испытать те же чувства, которые ими владели при жизни?
Дж.: Именно так, пытаются. Вот почему они толпятся вокруг людей, которыми владеют те же чувства. Люди, которые в жизни шли на поводу своих вожделений или сладострастия, будут постоянно зависать в тех местах, атмосфера которых насыщена вожделением и сладострастием, как, например, публичные дома, дома свиданий и тому подобные. Хранитель говорит, что это обитатели низшего астрала.

Поделиться в соцсетях:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •