Когда писались «Цветы глухих улиц», случилось мне, побывав ночью в просоночном состоянии, вынести оттуда целую историю-коан — некую духовную загадку. Разумеется, она тут же нашла отражение в книге. Для тех, кто не читал «Цветы…», приведу этот отрывок здесь.

«Похоже я попал в архетип каких-то знаний… Библиотека- символ знаний, человек на картине — символ ученого. Но что за знания? Спросить не у кого… Хотя можно заглянуть в книги.»

Он подошел к ближайшему стеллажу и взял первую попавшуюся книгу. Имя автора и название плыли под его взглядом, и буквы превращались в совсем неразборчивые знаки. Он открыл книгу в середине и прочитал:

«Однажды четверо юношей решили отправиться посмотреть мир. На рассвете они покинули свое селение и спустя некоторое время вышли на большую дорогу. Дорога проходила через полностью заброшенный город, в котором все еще оставался один не засыпанный и не пересохший колодец. Воины, проходившие по дороге, всегда заглядывали в город, чтобы запастись водой из колодца. Один из юношей неожиданно почувствовал огромную радость и вдохновение. Блаженно улыбаясь, он лег на дорогу и сказал: «Как я счастлив!» И затем умер. Его спутники пошли дальше по дороге и через несколько дней пришли к реке, впадающей в океан. Там они нашли судно, на котором пустились в бесконечное плавание.»

«Прав был тот, что умер,» — разгадать один из смыслов истории-коана ему не составило труда.

Он с интересом перелистнул страницу, ожидая продолжения коана, но дальше шло замечание редактора или издателя, или вообще черт знает кого:

«Когда я вновь открыл эту рукопись, то увидел, что некоторые ее части вычеркнуты. Причем именно те, которые я понял. Очень странно.»

Весь дальнейший текст представлял из себя мешанину пульсирующих знаков, даже отдаленно не напоминающих ни один известный ему символ.

Поделиться в соцсетях:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •