Show Sidebar Войти

Притчи старого импа – 26

Старый имп перерезал столовым ножом ленточку коробки с тортом и снял крышку. Торт, с которым он пришел домой к знатоку поведения (а имп никогда не ходил в гости пустым), выглядел очень аппетитно. Знаток нажал кнопку чайника с голубой подсветкой, достал вафли, конфеты и разлил по кружкам заварку. На кухню, где они устроились, зашла жена знатока, поздоровалась с импом и стала изливать поток своих переживаний, состоящий из новостей мировой политики, шоу-бизнеса и фейсбучных сплетен. Старый имп, не глядя в ее сторону, активировал щупальце воли в солнечном сплетении: «Я все понимаю, Матрица, но не сейчас». Схватил разум женщины сиддхой ментального контроля, стараясь успокоить его хаотическую активность.
«Не люблю это делать, но придется. Извините меня. Смотрите на это как на медицинское вмешательство».

Жена знатока вдруг остановилась на полуслове, растерянно махнула рукой и в некоторой прострации ретировалась вглубь квартиры, откуда вскоре донеслись звуки бандитского сериала. Едва это произошло, как на улице, под окном кухни кто-то стал взрывать петарды.
«Обычное дело: в одном месте заткнешь – вылезет в другом», — подумал имп и отрезал себе кусок торта.
— Быстро она смылась, — заметил знаток поведения. – Так-то это минут на двадцать трепа.
Старый имп ничего не сказал, лишь положив торт в свое блюдце. Знаток разлил кипяток по кружкам, и магические посиделки начались.

— Удручает меня одна вещь, — знаток отколупнул чайной ложкой кусочек торта и положил в рот. – Близкие люди не понимают моих занятий магией. Жена говорит, что я не медитирую, а тупо сплю. Еще один родственник с апломбом утверждает, что, дескать, стремиться в другой мир — заблуждение, так как надо жить в этом мире, а туда мы всегда успеем. Для остальных я «странный».

Имп съел кусок торта, отпил чаю, развернул конфету и улыбнулся:
— Пора понять, что пророков в своем отечестве не бывает. В большинстве случаев близкие в жизни мага являются элементами Матрицы, призванными тормозить его развитие. Например, Исус сказал, что враги человеку – домашние его. У мага, безусловно, врагов быть не может, потому что он высветляет омрачения сознания, которые во «внешнем» мире материализуются как «враги», но доля истины в этом утверждении все же есть. Это не значит, что близкие плохи, нет. Просто они неосознанные, спящие души, чем пользуются матричные эгрегоры, чтобы с их помощью заставить практика вернуться обратно в стадо.

— Вон оно как. Что же мне делать?
Старый имп откусил конфету, нашел ее вкусной и продолжил:
— Соблюдать скрытность. Не спорить, не доказывать. Считает, что вы спите, — пусть. Не пытайтесь разубеждать. Магия все-таки весьма тайное или, как говорили раньше, герметическое знание. Это только для профанов она заключается в приворотах, порчах и гадании. Так и поддерживайте ее герметичность. Научитесь молчать. Не светите своей необычностью. Для бюргеров будьте бюргером. Такова магическая лисья маскировка.

— Я тебя понял, старый имп, — сказал знаток поведения, наливая ему еще чаю. – Но скажи не ради ответа оппонентам, а для моего образования: какую антитезу можно противопоставить идее о том, что в другой мир мы «всегда успеем»?
— Магия учит свободе и ускоряет эволюцию души. Поэтому, практикуя ее, маг очищается и после каждого воплощения уходит немного дальше в тонком мире, чтобы в итоге вообще исчерпать необходимость воплощаться в физическое тело – достигнуть Освобождения. Бюргеры же, «живущие в этом мире», как они говорят, приносят в другой мир все свои земные ограничения и кармические тенденции, которые потом будут еще долго возвращать их в плотное тело, заставляя крутиться в колесе сансары. Такие дела, — завершил речь имп, отпил чаю и закусил шоколадной вафлей.

 

Поделиться:

Добавить комментарий

Перейти к верхней панели